"Нарушения привязанности у взрослых" — заметки с семинара

Три дня провела на семинаре Дэвида Эллиотта — доктора психологии, выпускника Гарвардского университета, соавтора Дэниела Брауна по книге «Нарушения привязанности у взрослых: лечение и комплексное восстановление» (Attachment Disturbances in Adults: Treatment for Comprehensive Repair (2016), на русский не переведена).

Первый день семинара был посвящен теории привязанности, пониманию важности статуса привязанности для душевного благополучия и лечения других проблем; следующие дни были посвящены диагностике и (в большей степени) методу восстановления безопасной привязанности у взрослых, который показал себя наиболее эффективным и быстрым в ходе восьмилетней работы исследовательской группы (о которой вышеупомянутая книга).

Хочу коротко поделиться несколькими инсайтами.

Привязанность — связь между младенцем и заботящимся взрослым.
В центре этой двухсторонней связи — устойчивое ощущение безопасности и надежности, которое ребенок испытывает в возрасте 9-20 месяцев. Отношения с заботящимся взрослым в этот период определяют ожидания ребенка от любых отношений в позднем возрасте.

Опыт привязанности влияет на:
— самоощущение (самооценку, стабильность и ясность ощущения себя, организацию разума (mind)
— опыт отношений (чрезмерную тревожность и/или избегание)
— эмоциональный опыт (распознавание эмоций, регуляцию, умение себя успокоить)

Небезопасная привязанность повышает риск психических нарушений и часто лежит в основе других проблем. Психическая структура в случае небезопасной привязанности менее гибкая, неустойчивая, хрупкая, соответственно, не может справляться с более поздней травмой, интегрировать её. И если есть какая-то более поздняя травма, после проработки более ранней истории нарушения привязанности — излечение от поздней травмы проходит быстрее.

И — что важно: этот опыт ранних отношений “хранится” не в нарративной памяти, поэтому работа с нарушениями привязанности эффективна именно тогда, когда открывается доступ к непосредственному переживанию в чувствах и физических ощущениях (felt sense).

Отдельно отмечу, почему работа с привязанностью может быть особенно полезна при работе с травмой: если на момент, когда случилась травма, психическая структура клиента была хрупкой, дезорганизованной в силу небезопасной привязанности, для него методы когнитивной переработки и десенсибилизации (exposure) не будут эффективны. Проработав статус привязанности, мы смещаем психику в сторону большей интегрированности, связности и, соответственно, это повышает его способность проработать травматический опыт.

Конечно, часть семинара была посвящена вопросам диагностики и классификации типов привязанности. Тому, какое родительское поведение определяет тип привязанности. Я об этом еще буду писать в более популярной форме. Главное, что я нового вынесла из этого блока, кроме систематизации знаний: в контексте безопасной привязанности отношения доставляют удовольствие и радость обоим участникам (вклад вносит и ребенок тоже и от его характера, в общем, довольно много зависит) и — что я знала, но что хочу подчеркнуть: родитель не действием выражает свое отношение, а способом бытия с ребенком (being vs doing).

Насчет диагностики (которая сейчас включает субъективную оценку терапевта, опросники Adult Attachment Interview AAI и метод DMM, разработанный Патрицией Криттенден (оба — дорого и долго), а также быстрые но не слишком надежные тесты): Дэвид возлагает большие надежды на то, что в данный момент исследователем Федерико Парра разрабатывается метод биометрической диагностики — замер компьютером реакции на определенные стимулы, связанные с системой привязанности.

Теперь, собственно, о методе, который основан на трех столпах:

1. Первый столп — создание новой позитивной Внутренней рабочей фигуры привязанности. В ходе сессии клиент представляет себя ребенком в обществе идеальных родителей.
Этой центральной для метода практике мы посвятили полтора дня, и я бы обратила внимание на два основных компонента: эта работа проходит а) в воображении и б) в состоянии глубокого расслабления и погруженности в собственный телесный опыт, ощущения. Терапевт вводит клиента в медитативное состояние и направляет клиента в его воображении, постоянно обращая его внимание на физические аспекты ощущаемого опыта, особенно подчеркивая позитивный опыт. Собственно, с этим физически прожитым новым опытом безопасности, тепла расслабленности, увиденности и тотальной долюбленности клиент и выходит из этой сессии.

Тут так же важно упомянуть, что сами терапевтические отношения — это также опыт безопасной привязанности для клиента. Терапевт не подменяет родителя, но собой представляет именно эту тотально принимающую, готовую заметить и утешить любую потребность ребенка заботящуюся личность (в пределах этических норм, само собой).

2. Второй столп: развитие метакогнитивных навыков. Терапия, основанная на ментализации. Понимание своего внутреннего мира и внутреннего мира других людей. по мере смещения от небезопасных краев спектра привязанности в сторону центра — надежной привязанности — психика становится более организованной и способность к ментализации возрастает. То же работает и в обратную сторону: повышая способность к ментализации мы “выращиваем” более устойчивую структуру психики. Mindfulness Дэвид определил как более широкое поле, совпадающее с ментализацией в той части, где речь идет о понимании своего внутреннего мира. Однако, понимание внутреннего мира Другого в этой классификации — это уже процесс ментализации.

3. Третий столп: Повышение способности к сотрудничеству, в том числе словом и делом подчеркивая, что работа психотерапевтическая работа — это дело совместное, и терапевт не эксперт, который всё починит сам.

Практически вся информация, которой я тут поделилась, кроме моих незначительных комментариев, так же есть на английском языке на странице подкаста Therapist Uncensored https://www.therapistuncensored.com/treating-attachment-disruptions/, который я, кстати, всячески рекомендую и даже поддерживаю на patreon.
Сайт Дэвида Эллиотта: http://www.davidelliottphd.com/
В Петербург Дэвид приезжает с семинарами ежегодно, о чем можно узнать в рассылке Института психотерапии и консультирования “Гармония” https://inharmony.ru/

Дэвид Эллиот в Петербурге, ноябрь 2019

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s