Родительство: о ком оно на самом деле?

Эта бусинка мудрости зрела у меня внутри с тех пор как я редактировала хороший текст с названием “Родительство: почему оно не о вас?”. Текст действительно отличный и освобождающий. Его автор рассказывает, как набивая шишки на своем родительском пути, пришла к выводу, что чем меньше она думает о том, насколько она соответствует образу хорошей матери, и чем больше настраивается на чаяния и нужды каждого ребенка, чем лучше знает именно его особенности и “язык” его потребностей, тем счастливее становятся все в семье. С этим посылом я согласна целиком и полностью. Но вот заголовок… Понятно, что задача заголовка — привлечь внимание, а для этой цели как раз подходят резкие заявления. Однако мой жизненный опыт говорит о том, что истина — не в крайностях, которые можно упаковать в громкие заявления, а всегда игриво прячется где-то посередине.

В родительстве это, кстати, становится особенно очевидно. Нужны ли ребенку границы и дисциплина? Совсем без них никак, но если они жесткие — дело дрянь. Ищем золотую середину. Спрятать ли от ребенка все современные технологии до совершеннолетия или давать смартфон вместо погремушки? Выстрадываем золотую середину. Хвалить ли чадо до умопомрачения или реагировать на успехи лишь легким взмахом бровей? Вы знаете что делать.

Так вот, вернемся к заголовку “Родительство, почему оно не о вас” и почему я не могу с этим утверждением согласиться, как, впрочем, и с обратным “Почему родительство только про вас”. Само собой, в родительстве задействованы как минимум трое участников, и как динамический процесс оно не может зависеть только от одной из этих переменных. Но если посмотреть глубже формальной логики, каждый из участников этого процесса претерпевает очень сильные изменения. И хотя очевидным образом изменяется — растет и развивается — только ребенок, родитель тоже подвержен метаморфозам, просто не столь заметным со стороны.

К черту банальности. Понятно, что родительство учит нас ставить интересы другого человека превыше своих, выполнять недельную норму дел во временной промежуток длиной в ребеночий дневной сон, радоваться самым простым вещам и обнаруживать в своем сердце океаны невиданной по силе любви. Перейдем к неприятной сути.

Опыт родительства, если мы внимательны к его урокам, постепенно разворачивает нас лицом к себе, причем, очень часто к неприглядной, теневой части. Как будто ребенок рождается именно с теми цепкими крючками, которые играют на тех струнах нашей души, которые издают весьма неприятные звуки. Он, кстати, делает это не специально, что поначалу неочевидно. И понять это — один из необходимых шагов на пути к родительскому дзену.

То, что разворачивается между нами и ребенком, часто и не про него, и не про нас как родителя. Причины этих болезненных резонансов — в самой сердцевине детско-родительских отношений, в нашей родовой истории. В тех глубинах нашего подсознания, где хранится опыт, как с нами обращались наши родители. И как с ними обращались их родители, а сними — их. И вот вдруг какое-то сиюминутное незначительное происшествие с нашим чадом вдруг задевает эту нить, и она вибрирует и поет как струна. И эта вибрация неприятным звуком отзывается в нас и в ребенке. Не отдаться в этот момент силе этих вибраций — задачка не из легких, но решать ее можно, если начать разбираться не с ребенком и ситуацией, а именно с собой. Спросить, что сейчас чувствую я? Что это за эмоция, где она в теле? Что из этих чувств не про здесь-и-сейчас, а про мои детские переживания?

Вот, например, не я ли сама проваливаюсь в бездонную яму одиночества при мысли о том, чтоб отдать ребенка в детский садик? Не я ли веду его туда как агнца на заклание? Не свои ли детские слезы я выплакиваю, закрыв за ребенком дверь младшей группы? Те слезы, что не были выплаканы, когда я оставалась с той стороны двери. Это пример из моей жизни. И только такая подробная и отнюдь не безболезненная внутренняя инвентаризация помогла мне отделить мух от котлет, то есть страдания моего ребенка от огромной сепарационной тревоги ребенка внутри меня. И в этот момент страдания с обеих сторон стало меньше. Благодаря этой работе между мной и моими сильными чувствами появилась дистанция, свободное пространство, в котором возник мой внутренний взрослый, способный утешить всех вибрирующих в моменте детей — внешнего и, что еще важнее, внутреннего.

“Воспитание детей — это зеркало, в котором отражаетесь вы сами, ваши лучшие и худшие стороны, самые яркие моменты из жизни и наиболее пугающие”, — пишут Мила и Джон Кабат-Зинн  в своей книге, посвященной осознанному родительству. И эта фраза как раз больше похожа на ту самую “истину посередине”, которая откликается глубоко в сердце, но вряд ли привлечет толпы читателей к статье. Как родители мы обречены вглядываться в это зеркало. И хорошо, если мы не будем сравнивать свое отражение с отфильтрованными инстаграмом картинками и болезненно переживать несоответствие стандартам идеальной матери, а найдем в себе смелость смотреть прямо и не отворачиваться от истинной картины — со всеми несовершенствами, взлетами и падениями, синяками под глазами, сединой в волосах и мягкой искрой родительской мудрости в глазах.

____

Написано для блога Центр медитаций MindUP

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s